339 оценок 5 рейтинг, 339 оценок

Рисование сказки о рыбаке и рыбке презентация

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

Сегодня праздник у девчат, а зааавтра будет стыдно!

Афоризмы

Лучшие пять лет из жизни Нового Русского - это годы проведенные в третьем классе.

Конец 80-х, интернациональная, 16-я общага киевского Политеха, голод, но в основном среди СССРских, зарубежные однокашники, особенно арабы, жили вполне прилично... :) Заваривая себе чаю, внезапно понимаю, что сахар - йок (НЕТ, тюркск.). Выхожу, на лестнице встречаю индуса Майкла. Надо сказать, что Майкл был человеком интересной судьбы. Мама у него была, по слухам, москвичка, папа - какой-то индийский раджа, брахман или и то, и другое, оба - люди небедные, что подтверждалось богатым одариванием сына всяческими материальными благостями во времена им их посещений то в Москве, то в Индии. Во всем остальном Майкл ничем не отличался от обычного советского студента-бухарика тех времен - участие в пьянках, полуголодное существование, затяжные сессии и т.д. и даже внешне он был не похож на индуса - здоровый европейского вида бугай под 1.90, чуток темноватый с лица и говорящий по-русски почти без акцента. Поскольку по прибытии из родных пенатов Майкл почти немедленнно пропивал все привезенное с многочисленными друзьями, поймать его не пустым было сложно. И мне это, как казалось уже, удалось! На вопрос о сахаре Майкл ответил утвердительно и повел меня с моей сахарницей к себе в комнату. Там, рисование сказки о рыбаке и рыбке презентация на столе, девственно чистом и при полном отсутствии даже крошек какой-либо еды, посередке лежала чайная ложка сахара, за минуту до встречи со мной "стрельнутая" Майклом у кого-то еще. - Вот, только оставь мне немного.


Стихи

Литература Один алкаш хотел опохмелиться, Но денег нет, и нечего продать – На книжной полке в безысходности порылся, Решил оттуда книжный томик взять Но, книга старая, и читана не мало Ее никто б, пожалуй, не купил Глядь – фото Путина, размер в размер совпало – Его к обложке верхней прикрепил Принес на рынок и продал прилично Под видом мемуаров «самого» И там же самогоночки отличной Себе купил и выпил за него Но утро злое старого добра не помнит, Кляня себя, людей и белый свет, Алкаш другую книжицу находит И клеит к ней Кабаевой портрет Хоть и была вторая книжица потоньше, И выглядела старше, может быть, Но денег заплатили еще больше, И снова есть, чем жажду утолить На третий день знакомою дорожкой Берет он с книжной полки новый том И по привычке клеит на обложку Правительство, с Медведевым при нем На рынке книгу чуть с руками не забрали И денег дали больше в краткий срок, Но сразу же у рынка задержали И посадили прямо в воронок Когда спросил, за что его закрыли, Чем стали не угодны алкаши, Ему чекисты тему разъяснили, При этом веселились от души – На первый раз, мы знали, но молчали, Когда ты продал «Горе от Ума», И над «Лягушкой путешественницей ржали», Алина ведь, Володе, не жена Но в третий раз, как ни крути, не можно, Нам ни замять, ни даже позабыть Али-бабу с разбойниками сложно Теперь от министерства отличить